Домовой.

Домовой, а иначе — «дедушка», «старик», «суседко», «хозяин», «хатник»«клетник» и т.п.; в средневековых источниках: «кутный Бог» и «бес-хороможитель» (впрочем, последнее «определение» оставим на совести церковников) – пожалуй, один из наиболее известных персонажей низшей славянской мифологии. Почитание домовых сохранилось до нашего времени, что вполне закономерно: дух-покровитель семьи и домашнего хозяйства лишним и ненужным быть не может – что в старину, что в наши дни. Разве что – тем не шибко умным людям, которые мудрость Предков своих совсем позабыли и от корней своих оторвались… но не о них сейчас речь. Итак, обо всём по порядку.

Облик домового.

Согласно народным представлениям, домовой может принимать разные обличья, но, как правило, похож на человека. В. И. Даль в своей книге «О поверьях, суевериях и предрассудках русского народа» описывает его так: «(…) обыкновенно это плотный, не очень рослый мужичок, который ходит в коротком смуром зипуне, а по праздникам и в синем кафтане с алым поясом. Летом также в одной рубахе; но всегда босиком и без шапки, вероятно потому, что мороза не боится и притом всюду дома. У него порядочная седая борода, волосы острижены в скобку, но довольно косматы и частию застилают лицо. Домовой весь оброс мягким пушком, даже подошвы и ладони; но лицо около глаз и носа нагое. Косматые подошвы выказываются иногда зимой, по следу, подле конюшни; а что ладони у домового также в шерсти, то это знает всякий, кого дедушка гладил ночью по лицу: рука его шерстит, а ногти длинные, холодные». Охотнее всего домовой принимает облик хозяина дома (известно даже верование, согласно которому «кутный Бог» носит одежду хозяина, но всегда успевает положить её на место, если вдруг она понадобится последнему) или одного из умерших членов семьи. Может он также являться в виде животного: кошки, собаки, коровы и т.д. Белорусы считают, что домовой дух имеет облик змеи, и называют его «цмок-домовик». Впрочем, такого мнения придерживаются не только белорусы: в словацком языке «zmok» — «домовой», а в чешском «zmek» — «домовой, змей».

Место обитания и занятия.

В русской Традиции, как правило, считается, что «дедушка» живёт за печью или под ней. Иногда – в самой печи, в подполье, в углах избы… Может домовой дух также поселиться и за пределами дома: в бане, овине, хлеву – в таких случаях его именуют уже, соответственно, «банником», «овинником» или «хлевником». Иногда считается, что у него есть жена и дети. Известны поверья (связанные, по всей видимости, с представлениями о двойнике – духе-хранителе, который есть у каждого человека), согласно которым домовых в избе (дворе) столько, сколько членов семьи живёт здесь. Эти двойники могут иметь зооморфный облик (змеи, курицы, кошки), а гибель одного из них приводит к смерти соответствующего члена семьи…   Главное занятие домового – оберегание дома и семьи от всякого лиха и помощь по хозяйству. Обратимся к труду знаменитого фольклориста А.Н. Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу»: « (…) домовой есть идеал хозяина, как его понимает русский человек: он видит всякую мелочь, неустанно хлопочет и заботит­ся, чтобы всё было в порядке и наготове — здесь подсобит работнику, там поправит его промах; по ночам слышно, как он стучит и хлопает за разными поделками; ему приятен приплод домашних птиц и животных; он не терпит излишних расходов и сердится за них, словом, домовой склонен к труду, кропотлив и расчётлив. Если ему жилье по душе придётся, то он служит домочадцам и их старейшине, ровно в кабалу пошёл: смотрит за всем домом и двором «пуще хозяйского глаза», блюдёт семейные интересы и радеет об имуществе «пуще заботливого мужика», охраняет лошадей, коров, овец, коз и свиней. Будучи бережлив и расчётлив, домовой не счи­тает грехом таскать из чужих сеновалов и закромов корм для своей скотины. Он надзирает и за домашнею птицею (особенно курами), за овином, огородами, ко­нюшнею, хлевом и анбарами. Когда водяному приносят в жертву гуся, то наперёд отрывают гусиную голову и приносят на птичий двор: там вешают её для того, что­бы домовой не узнал в гусях убыли и не рассердился. Домовой не дает и лешему потешиться в хозяйском саду, и ведьме не позволяет задаивать хозяйских коров; он устраняет всякий убыток и противодействует замыслам нечистой силы. Мужику, который сумеет угодить домовому, удача за удачею: покупает он дешевле всех, про­даёт с прибылью, рожь его цветёт невредимо — в то самое время, как у соседей по­бита градом, и т. д. Домовой сочувствует и семейной радости, и семейному горю. Когда умирает кто-нибудь из домочадцев, он воет ночью, выражая тем свою непритворную печаль; смерть самого хозяина он предвещает тяжёлыми вздохами, плачем или тем, что, садясь за его работу, покрывает свою голову шапкою. Перед чумой, пожаром и войною домовые выходят из села и воют на выгонах. Если идёт нежданная беда — домовой извещает о её приближении стуком, ночными поездками, истомляющими лошадей, и приказом стороже­вым собакам рыть среди двора ямы и выть на всю деревню. Желая предупре­дить сонного хозяина о каком-нибудь несчастии, например, о начале пожара или о воре, который забрался на двор, домовой толкает его и будит».В противоположность своему «дедушке», чужой домовой дух в народной Традиции считается враждебным. В обережных заговорах встречаются такие слова: «от чёрта страшного, от чужого домового». Духи-хозяева разных дворов, по поверьям, нередко вступают между собой в борьбу; при этом победитель может даже выгнать побеждённого из его владений и занять опустевший дом. После победы он начинает всячески вредить и выживать жильцов из дома: щиплет и душит их во сне, мешает всякой работе… А. Н. Афанасьев считает, что такие представления связаны с происхождением домовых духов от умерших Предков: «Роды спорили, вели усобицы, а блюстителями их интересов были домашние пенаты и старейшины; эти последние, умирая, переносили и за гроб те же привязанности и те же ненависти». Впрочем, бывают случаи, когда «лихим» становится и свой домовой. Это происходит, когда «хозяин» сердится за разного рода прегрешения. Домовой дух, согласно народным представлениям, не любит ссор и ругани, курения, пьянства, грязи в избе, и, естественно, неуважения к себе (отсутствия традиционных приношений, просьб пустить на ночлег со стороны гостя, оставшегося ночевать, и т.д.). Нужно отличать враждебность домового от обычных его проказ: по поверьям, «дедушка» обладает шаловливым нравом и может иногда начать проказничать. В этом случае достаточно его просто усовестить, а вот если «хозяин» на что-тообиделся – требуются более серьёзные меры. Согласно русскому преданию, домовой бесится 30-го березозола (марта) с раннего утра и до полуночи. Всё тот же Афанасьев: «В это время он никого не узнает из своих домашних, почему ночью боятся подходить к окнам, а скот и птицу запирают с солнечным закатом. Вдруг востоскуется домовой, рассказывают крестьяне, и злится так, что готов бы, кажет­ся, весь дом сокрушить: лошадей забьёт под ясли, собак перекусает, коров от еды отобьёт, утварь всю разбросает, хозяину под ноги подкатывается, бывает с ним та­кая перемена или потому, что с весною спадает с домового старая шкура, или нахо­дит на него бешенство (чума), или захочется ему жениться на ведьме».Кстати, о смене шкуры: это ещё одно указание на связь домового духа со змеёй.

Почитание домового.

В Традиции принято почитать «хозяина», жертвуя ему пищу: молоко в блюдце, кашу и т.п. Яства оставляют в излюбленных им местах: в подполье, на печи и т.д. Существуют и особые дни почитания домового: так, например, в Томской области было принято в навечерие (канун) Водокреса (в христианстве — Крещения) класть ему под голубец (деревянная приделка к печи с ходом в подполье) специально испечённые маленькие булочки и лепёшки (к слову сказать, ряд источников утверждает, что «хозяина» следует обязательно чтить в праздники, на которых происходит поминовение Предков), а в некоторых других местах вечером 28 сеченя (января) на загнетке оставляли «дедушке» горшок каши. По поверьям, если хозяйка забудет почтить домового кашей в этот день, он из доброго превращается в «лихого». В славянском месяцеслове В.С. Казакова 28 сеченя называется Кудесами; то же название в русской Традиции носит один из обрядов умилостивления разгневанного «хозяина» – в полночь колдун режет петуха, выпускает кровь его на голик (веник) и выметает все углы в доме и во дворе с соответствующими случаю приговорами. По-видимому, это – умилостивительная жертва; петух, как символ огня, посвящается домовому духу, являющемуся хранителем домашнего очага.               Для умиротворения гневного домового использовались и другие средства: окропление святой водой всех углов избы и двора, окуривание дома и хлевов медвежьей или козьей шерстью, затыкание в щели стен и заборов чертополоха…                В завершение следует добавить, что в древности в культе «хозяина», скорее всего, использовались небольшие его чуры (идолы). Впрочем, деревянные фигурки славянских Божеств, которые находят археологи, могут изображать как Вышних Богов, так и Предков и домовых духов.

Получение духа-хранителя.

В славянской традиционной культуре известно три основных способа, при помощи которых можно получить духа-хранителя для только что построенного жилища.

  1. Строительная жертва. Обычай совершать жертвоприношение (как правило – животное или человеческое) при закладке здания в различных традиционных культурах часто объясняется поверьем, согласно которому душа жертвы становится духом-хранителем этой постройки. Однако, следует отметить, что в русской Традиции (насколько мне известно) такая мотивировка этого обряда «изнутри» (т.е. самими носителями Традиции) не встречается. Впрочем, подтверждением наличия в древности и у наших Предков таких представлений, может являться тот факт, что домовой в русском фольклоре, как уже говорилось выше, может иметь зооморфный облик.               Нужно сказать, что такая интерпретация обычая принесения «строительной жертвы» кажется весьма сомнительной. С какой стати духу убитой жертвы становиться домовым –хранителем здания? И какой домовой (напомним – обладающий вполне человеческим разумом) может получиться, к примеру, из принесённой в жертву курицы? На мой взгляд, намного более вероятна другая трактовка этого ритуала: умилостивление и, возможно, приглашение домового духа.                Есть и другие объяснения обычая принесения строительной жертвы. Подробнее о них и о связи жертвоприношения при постройке с «хозяином» здания можно прочитать в статье «К вопросу о «строительной жертве» и «кутном Боге»».                В завершение – несколько слов о приглашении домового в современных условиях. Полагаю, для этого вполне достаточно принести требу (можно — бескровную) и позвать в дом духа-хранителя (коим может стать как кто-либо из Предков, так и просто какой-нибудь обитатель Нави). Перед этим обрядом нужно удостовериться (самостоятельно или с помощью людей Вещих), нет ли уже в жилище домового духа – ведь два «хозяина» вряд ли уживутся вместе.
  2. Захоронение Предка.    Второй способ получения духа-хранителя здания – это захоронение умершего родича под углом, полом, порогом или очагом жилища (т.е. в тех местах, где, по поверьям, обычно находится «хозяин»). Похороненный в дальнейшем и становится домовым духом. Полагаю, только в том случае, если у него есть такое желание и возможность…
  3. Переселение домового.Третий способ – переселение (приглашение) домового со старого места на новое. Если старый дом покидает вся семья – нужно обязательно брать «хозяина» с собой – иначе он окажется брошенным. Народная Традиция знает великое множество вариантов обряда переселения домового. Вот один из них, взятый из сборника Родомира «Домознатец»: «Аще кто на ново место идёт, след творити тако:Мужу взяти посудину глиняну, да вложити в ону угольев со старого очага да нести на ново место. Жене истопити печь на старом месте, да заварити каши да недоварити её, да вложити кашу в посудину глиняну, да обернути рушником, да Домового звати тако: Хозяин-батюшка,Со жоной да со ребятамиПоди в новый сруб,Поди в новый дом,Поди на новожитьеСо старыми людьми,Ко старым людям.Гой! Тут печь гасити да на ново место идти, там огнь возжигати да кашу доваривати».

Мирослав, г. Курган.